Век восторгов и печалей

Под таким названием в 2017 году вышел в свет сборник стихов и поэм петербургского поэта Александра Богдановича.

На тот момент литератор уже полтора года страдал боковым амиотрофическим склерозом.

 

Я знаю, бронзовый не буду

стоять над праздною толпой,

стихов своих азартных груду

в безвестность унесу с собой.

Единственным мне оправданием

вторжения в стихотворный слог

то, что писал не для изданья,

я просто не писать не мог.

Не ждал восторженных реакций

от критиков журнальных я.

Стихи мои на суд редакций

носили изредка друзья.

Жизнь люди ценят по итогам.

Мне ж больше дорога дорога.

 

По словам самого Александра Васильевича, литературный талант он унаследовал от матери, геолога по специальности, начавшей писать стихи в возрасте 6 лет. В 2013 году, в Томске, на собственном творческом вечере Александр Богданович, прежде чем начать свои чтения, вначале продекламировал рожденные ею строки:

 

                       Есть хочу, как сто волков.

                       Лоб холма буханкой хлеба.

                         В голубом бульоне неба

                         Клецки белых облаков

                    (Л.А.Кузьмина-Болдырева)

 

Я шагаю и шагаю стихотворною тропой,

и упрямо продолжаю то, что начато тобой.

(посвящение А. Богдановича своей матери)

Сегодня видеозапись с того литературного вечера Александр Васильевич включает, когда в гости приходят новые люди, желающие познакомиться с поэтом и его творчеством. Помимо чтения своих произведений на видео он также делится с коллегами по цеху и любителями поэзии историями из своей жизни. Сам 79-летний мужчина говорить уже не может. Первый же удар боковой амиотрофический склероз (БАС) нанес по голосовым связкам и мышцам глотки и гортани Александра Богдановича, лишив его возможности вербально общаться с окружающими, держать голову без опоры на руку, а через некоторое время и самостоятельно принимать пищу.

 

«Вот и прожита почти до конца моя жизнь. Вся она была переполнена общениями с людьми и природой, попытками понять устройство вселенной и смысл существования человека, познанием шедевров разных видов искусства, погружением в очарования точных наук, наблюдениями за метаниями человеческих обществ и государств во мгле лжи и жестокостей» (предисловие к сборнику «Век восторгов и печалей»).

Теперь для общения с близкими Александр Васильевич использует ручку и блокнот. Он терпеливо и с нажимом выводит на листках полные предложения, отвечая на вопросы, поддерживая беседу и добавляя ремарки. Он передвигается по дому, стараясь по возможности не использовать трость, и через Интернет консультирует коллег из научно-исследовательского и проектного института, где провел большую часть своей профессиональной жизни.

О, рыцари затравленной науки!

Скандальная, но дружная семья.

На нас давно с усмешкой смотрят внуки

и тихо осуждают сыновья…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В геологию будущего доктора технических наук, автора сотен печатных работ и директора института по научно-исследовательской работе Александра Богдановича привел пример родителей — матери с геологическим образованием и отца — начальника Южно-Приморской экспедиции. Спустя несколько лет после рождения Саши семья Богдановичей бежала из Владивостока в Казахстан вслед за дедом, опасавшимся угрозы быть арестованным НКВД. В Алма-Ате мальчик окончил среднюю и музыкальную школы, а потом поступил в Горный институт и стал инженером-специалистом по переработке руд.

«Так как я всю жизнь работаю в области отраслевой науки, люблю физику и астрономию, знаком со многими крупными учеными, то тема взаимоотношения физики и лирики, когда-то поднятая Борисом Слуцким, мне очень близка. Только я не стал бы противопоставлять физику и лирику, как это было принято ранее. Дело в том, что наука и искусство заняты одной задачей — познанием мира, только средства у них различны. А общее у них одно — творчество.
Кроме того, в науке очень много от искусства, это многочисленные случаи выдающихся открытий, сделанных на уровне подсознания, и лишь позднее оформленных в строгую логическую и математическую форму… И меня интересовали такие моменты. Потребовалось для их прояснения использовать стихотворную форму речи. Бывало, что меня кто-то укорял за излишнюю техническую интеллигентность моей поэзии. И я откликнулся таким четверостишием:

Когда мне грозно крикнут критики:

«А ну-ка! Посмотрим — ты от молота иль от сохи» —

я виновато прошепчу: «Кормлюсь наукой.

А по ночам пишу стихи».

(предисловие А. Богдановича к главе «Рыцари науки» сборника «Век восторгов и печалей»)

А в 1984 году Александра Васильевича переманили в Санкт-Петербургский научно-исследовательский проектный институт. Спустя несколько лет он снова вернется в Казахстан, чтобы забрать с собой в Северную столицу бывшую коллегу и по совместительству будущую жену Елена. Этому решению будут предшествовать годы общения по переписке.  В грядущем октябре 2018 года Александр и Елена готовятся отметить серебряную  годовщину свадьбы.

Фото из личного архива Александра и Елены

Будь я художником, я написал бы твой портрет.
И им бы любовались поколения потомков.
Но стих не холст.
И может ли надеяться поэт,
что правнуков растрогают его баллад обломки.
Картина на стене к себе притягивает взор.
Веками зритель на нее взирает с интересом.
Но кто захочет разбирать стихов старинных вздор
на странном языке, почти не тронутом прогрессом.

Я твердо знаю, к сожалению бессмертья нет,
И вроде бы нетленной красоты не вечно пламя.
Но все же согревает нас надежды слабой свет
оставить людям о себе какую-нибудь память.

Как я мечтаю, чтобы мной написанный сонет
твой облик сохранил хотя бы пару сотен лет.

Сборник стихотворений и поэм «Век восторгов и печалей» — это история жизни Александра Богдановича и всей нашей страны, облаченные в рифмы. В нем — современные социальные проблемы и трагедии, личные любовь и боль утрат поэта, восхищения и разочарования, ностальгия и недоумения.  «Век восторгов и печалей» — это гимны горнолыжников и туристов (более 50 лет Александр Васильевич непрофессионально катался на горных лыжах, покоряя вершины России и Европы, прослыл заядлым любителем походов, спускался по горным рекам на плоту и увлекался виндсерфингом),  воспевания всех видов искусств (15 лет инженер-специалист по переработке руд руководил самодеятельным театром эстрадных миниатюр и по сей день очень любит классическую музыку), признания в симпатии и нелюбви.

 

Сборник стихотворений «Век восторгов и печалей» завершается символичной главой «На закате»: при составлении книги Александр Васильевич уже знал, что живет с неизлечимым скоротечным заболеванием. По словам поэта, больше всего он опасался не дождаться выхода книги в свет. Но опасения не подтвердились, и сегодня он может самостоятельно вручать изданные экземпляры поклонникам и отвечать на рецензии коллег.

На исходе уже ночи нега.
Предрассветные дали бледны.
Льнет к белесому нёбу неба
ледяная облатка луны.

Неизменны рассвета обряды.
Распорядок их вечен и прост.
Всё печальней прощальные взгляды
неуклонно тускнеющих звёзд.

О! Бессонница, как мне нужна ты.
Ты пьянее общенья с вином.
Сам с собою веду я дебаты,
находясь в измеренье ином.

Сам себе ворожу я и брежу,
и брожу по околицам тайн.
Всё ищу в безнадёжностях бреши,
в декабрях воскресающий май.

И, не веря в судьбу и в бессмертье,
я пытаюсь за край заглянуть,
где угаснет моё многолетье,
где прервётся счастливый мой путь.

В этих мыслях я тягостно вязну.
Лишь одно тайно манит меня —
самой поздней звездою погаснуть
на рассвете грядущего дня.

 

Служба помощи людям с БАС является совместным проектом Ассоциации ГАООРДИ и Благотворительного фонда «Живи сейчас».